По следам эндоскопа: казанские дороги


muravevВсе изменилось в диагностике и хирургии на сто восемьдесят градусов, когда в нашем городе в начале 70-х годов появился первый эндоскоп. Как неожиданно и удивительно было осознавать, что кроме рентгенологических исследований можно было проводить эндоскопические манипуляции, причем, нередко, с большей эффективностью.  Эндоскопы дали возможность разглядеть патологические участки пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки. Казалось бы, 30 лет  — это не такой уж и большой возраст для нового научного направления, но сегодня эндоскопия стоит на таком уровне, что в те далекие 70-е было и представить сложно.

Каково состояние эндоскопической службы в Республики Татарстан  — об этом мы решили поговорить с организатором, а ныне руководителем эндоскопического  Центра Министерства здравоохранения РТ, главным внештатным эндоскопистом республики, доктором медицинских наук профессором кафедры эндоскопии, общей и эндоскопической хирургии КГМА Владимиром Юрьевичем Муравьевым.

—   Что представляет на сегодняшний день эндоскопическая служба Республики Татарстан, и какие проблемы волнуют эндоскопистов?

—   Эндоскопическая служба Татарстана берет свое начало с 1971 года. 10 декабря 1976 года вышел приказ минздрава, тогда еще Советского союза по созданию эндоскопической службы, в нашей стране.  Этот приказ и поставил главной задачей выявление онкологических заболеваний, желательно на ранних стадиях. Несколько позже появилась колоноскопия, исследование прямой и толстой кишки, которое, по сути, ставило перед собой ту же задачу — ранняя выявляемость патологии органов желудочно-кишечного тракта. Прошло уже более 30 лет, и до настоящего дня для эндоскопической службы является актуальной проблема ранней выявлямости рака.

Несмотря на то, что наша республика достаточно хорошо укомплектована эндоскопической  аппаратурой, и у нас немало достойных, высококвалифицированных докторов-эндоскопистов, к сожалению, запущенность рака почти не уменьшается. Чем это объяснить, я не знаю. Возможно играет роль такой фактор, как поздняя обращаемость, но это не объяснение, а лишь повод работать и в этом направлении.


А пока, мы каждодневно только констатируем факты печальной статистики — огромное количество пациентов, обращающихся в эндоскопический Центр Министерства здравоохранения РТ, который расположен на базе Республиканского клинического онкологического диспансера. Только за прошлый, 2009 год, мы выполнили 26,5 тысяч исследований. На мой взгляд, это сумасшедшие цифры, — это, практически, третья часть всех эндоскопических исследований, проводимых в республике в целом. Такого же мнения придерживаются и зарубежные коллеги, когда я произношу эти данные на международных конгрессах, поскольку за цифрами стоит большое количество людей, подвергшихся  осмотру, диагностике и эндоскопическому лечению.

Если говорить о районах Татарстана, то здесь можно отметить также хорошую укомплектованной эндоскопическим оборудованием отделений нашего профиля и  высокую подготовку врачей-эндоскопистов.

Поэтому проблема одна, и очень, на мой взгляд, большая, не поддающаяся никакому анализу — запущенность онкологических заболеваний.

—   Буквально месяц назад, на конференции, проходившей в КГМА под эгидой акции «Месяц колоректального рака» главный онколог МЗ РТ, главный врач Республиканского клинического онкологического диспансера, д.м.н., профессор  Рустем Шамильевич Хасанов отметил, что показатели обращаемости, а следовательно, и запущенных случаев рака, улучшились. Ощущаете ли вы это на примере эндоскопического Центра?


—   Обращаемость действительно повысилась. Действительно, в проведении данной акции наш онкологический диспансер, и, естественно, эндоскопический центр, занимает основные позиции. Если говорить о колоректальном раке, то здесь на первое метсо выходит скрининговое исследование, затем колоноскопия. Заметно, что в последние дни после проведения акции пациентов с патологией кишечника у нас прибавилось. На есть и другой вопрос — желудок, например, для которого скриниг не придумаешь, и здесь прерогатива отдается эндоскопу. Приведу  пример. В 1984 году, мы с моим коллегой Марселем Фаиковичем Самигуллиным, ныне главным эндоскопистом Казани, на общественных началах решили проявить инициативу и выделить один день в неделю (помню, это была среда) для того, чтобы провести эндоскопические исследования, условно говоря, здоровых людей «с улицы», то есть, без направлений и всяких прочих дел. За полгода мы успели посмотреть около трех тысяч  человек, и результаты этих исследований мне запомнятся, наверное, на всю оставшуюся жизнь:  из 3 тысяч пациентов у 16-ти был обнаружен рак пищевода и желудка, у 14-ти из них — на ранней стадии, 83 язвы желудка, и 212 язв двенадцатиперстной кишки.

Именно тогда и появилось первое выявление ранних форм рака.

—   А что сейчас приоритетно в эндоскопической службе, каково оснащение в нашей республике?

—   Сложно сказать. Идет массивная комплектация лечебных учреждений оборудованием, в частности, эндоскопическим. Побоюсь назвать точную цифру, но федеральные средства выделены на приобретение нового эндоскопического оборудования и для нашего диспансера.  Это очень важно и нужно, причем не только сами приборы, но и расходные материалы, стерилизационные и моечные машины, сушильные шкафы и так далее, без чего не обходится ни одна эндоскопическая манипуляция.

Необходимо отметить, что сегодня большое внимание уделяется дезинфекции и стерилизации. Мы за это ратуем и следим, как в Центре, так и эндоскопических отделениях республики. По этому поводу проводятся различные семинары для медсестер и врачей.

—   С какими регионами России целесообразно сравнивать состояние эндоскопической службы Республики Татарстан?

—   Казань можно сравнивать с Нижним Новгородом, Самарой, Ярославлем, хотя последний чуть быстрее движется вперед. Высокотехнологичная аппаратура и оснащение ею эндоскопических отделений играет огромную роль во всем этом.  Сейчас, думаю, что хорошим онкологическим центром и в плане эндоскопии выступит Уфа.

Мы тоже хорошо оснащаемся и стоим на достаточно высоком уровне. Большое внимание главного врача Республиканского клинического онкологического диспансера МЗ РТ уделяется открытию в г.Альметьевске онкологической поликлинике №3. Конечно, это и другие районы республики, где работают онкологические отделения —  Буинск, Арск,  и еще ряд центральных районных больниц, работающих с онкологическими больными. А там, где онкология, там и эндоскопия. Без нее нельзя.

—   Какие еще направления развиваются сегодня в эндоскопии, в частности, в вашем Центре?

—   Очень много времени и места сегодня отводиться оперативной эндоскопии. Мы много проводим эндоскопических операций при начальных формах рака желудка.

Одним из ведущих направлений нашей деятельности (и как выяснилось, мы в первых рядах по России) является стентирование (протезирование) пищевода и трахеи.  Гастростомы мы стараемся избегать. Сегодня установлено более 150  пищеводных стентов и около 30-40 трахеальных.

—   Это выполняется только в эндоскопическом центре МЗ РТ и ни в каком другом лечебном учреждении республики?

—   Да.

—   Как осуществляется подготовка эндоскопистов для нашей республики?

—   Так сложилось, что практически, все современные эндоскописты вышли из хирургов. Теперь можно быть хорошим терапевтом или, например, анестезиологом-реаниматологом, и заниматься эндоскопией — проблем в получении квалификации и переквалификации нет, было бы желание, умение и  соответствующие знания.  А если говорить о непосредственной подготовке, то это два цикла в год. Первый представляет собой почти пятимесячный цикл  — это, так называемая, первичная специализация. Хочу отметить, что на прошлом таком цикле присутствовали 43 человека, в этом году — 36 человек. Это очень много. Конечно, здесь не только наша республика. География почти всей России — собираются будущие врачи-эндоскописты из Владивостока, Сочи, Волгограда, Сыктывкара, Салехарда, Перми, Ижевска, и близ лежащих регионов Республики Татарстан.

Второй цикл кафедры эндоскопии, общей и эндоскопической хирургии — месячный, и проводиться для подтверждения сертификата.

Вот таким образом идет подготовка врачей.

—   Насколько эффективно, на ваш взгляд?

—   Всегда говорю своим ученикам, приезжающим на наши циклы, что мы даем  методику, досконально все рассказываем и показываем, но, до тех пор, пока самостоятельно, своим глазом и своими руками врач не посмотрит порядка двух тысяч пациентов, говорить о том, что он — эндоскопист не следует. Для меня, как для научного руководителя, важно и ценно наблюдать в учениках не только интерес и способность, что само собой разумеется, но также самостоятельный подход, опыт и ответственность за принятое решение в лечении той или иной патологии.

Екатерина Лобанова